16 символов, зашифрованных в картине «Боярыня Морозова»

Изобразить конфликт личности и государства, противостояние черного пятна фону — для Сурикова художественные задачи одинаковой важности. «Боярыни Морозовой» вообще могло не быть, если бы не ворона в зимнем пейзаже.

«…Раз ворону на снегу увидал. Сидит ворона на снегу и крыло одно отставила. Черным пятном на снегу сидит. Так вот этого пятна я много лет забыть не мог. Потом «Боярыню Морозову» написал», — вспоминал Василий Суриков о том, как появился замысел картины. На создание «Утра стрелецкой казни», полотна, сделавшего его знаменитым, Сурикова вдохновили интересные рефлексы на белой рубахе от пламени зажженной свечи при дневном свете. Художник, детство которого прошло в Сибири, похожим образом вспоминал палача, проводившего публичные казни на городской площади Красноярска: «Черный эшафот, красная рубаха — красота!»

На картине Сурикова изображены события 29 ноября (по н. ст. — Прим. «Вокруг света») 1671 года, когда Феодосию увозили из Москвы в заключение.

Неизвестный современник героини в «Повести о боярыне Морозовой» рассказывает: «И везена бысть мимо Чудова (монастыря в Кремле, куда ее ранее конвоировали на допрос. — Прим. «Вокруг света») под царские переходы. Руку же простерши десную свою… и ясно изобразивши сложение перст, высоце вознося, крестом ся часто ограждаше, чепию же такожде часто звяцаше».

(1) Феодосия Морозова. «Персты твои тонкостны… очи твои молниеносны», — говорил о Морозовой ее духовный наставник протопоп Аввакум. Суриков сначала написал толпу, а затем стал искать подходящий типаж для главной героини. Художник пробовал писать Морозову со своей тетки Авдотьи Васильевны Торгошиной, которая интересовалась старообрядчеством. Но ее лицо терялось на фоне многоцветной толпы. Поиски продолжались, пока однажды к старообрядцам не приехала с Урала некая Анастасия Михайловна. «В садике, за два часа», по словам Сурикова, он написал с нее этюд: «И как вставил ее в картину — она всех победила».

Разъезжавшую до опалы в роскошных экипажах боярыню везут в крестьянских санях, чтобы народ видел ее унижение. Фигура Морозовой — черный треугольник — не теряется на фоне окружившего ее пестрого людского сборища, она как бы разбивает эту толпу на две неравные части: взволнованных и сочувствующих — справа и равнодушных и глумящихся — слева.

(2) Двоеперстие. Так складывали пальцы, крестясь, старообрядцы, тогда как Никон насаждал троеперстие. Креститься двумя пальцами на Руси было принято издавна. Два пальца символизируют единство двойной природы Иисуса Христа — божественной и человеческой, а загнутые и соединенные три оставшихся — Троицу.

(3) Снег. Интересен живописцу тем, что меняет, обогащает колористику находящихся на нем предметов. «На снегу писать — все иное получается, — говорил Суриков. — Вон пишут на снегу силуэтами. А на снегу все пропитано светом. Все в рефлексах лиловых и розовых, вон как одежда боярыни Морозовой — верхняя, черная; и рубаха в толпе…»

(4) Дровни. «В дровнях-то какая красота: в копылках, в вязах, в саноотводах, — восторгался живописец. — А в изгибах полозьев, как они колышутся и блестят, как кованые… Ведь русские дровни воспеть нужно!..» В переулке рядом с московской квартирой Сурикова зимой наметало сугробы, и туда часто заезжали крестьянские сани. Художник ходил следом за дровнями и зарисовывал борозды, оставленные ими на свежем снегу. Суриков долго искал то расстояние между санями и краем картины, которое даст им динамику, заставит «поехать».

(5) Одежда боярыни. В конце 1670 года Морозова тайно постриглась в монахини под именем Феодоры и поэтому носит строгие, хоть и дорогие, черные одежды.

(6) Лестовка (у боярыни на руке и у странника справа). Кожаные старообрядческие четки в виде ступеней лестницы — символа духовного восхождения, отсюда и название. При этом лестовка замкнута в кольцо, что означает непрестанную молитву. У каждого христианина-старообрядца должна быть своя лестовка для молитвы.

(7) Смеющийся поп. Создавая персонажей, живописец выбирал самые яркие типажи из народа. Прототип этого священника — дьячок Варсонофий Закоурцев. Суриков вспоминал, как в возрасте восьми лет ему пришлось всю ночь править лошадьми на опасной дороге, поскольку дьячок, его попутчик, по обыкновению, напился.

(8) Церковь. Написана с храма Николая Чудотворца в Новой Слободе на Долгоруковской улице в Москве, недалеко от дома, где жил Суриков. Каменный храм построили в 1703 году. Здание сохранилось до наших дней, но требует реставрации. Очертания церкви на картине туманны: художник не хотел, чтобы она была узнаваема. Судя по первым эскизам, Суриков поначалу собирался, в соответствии с источниками, изобразить на заднем плане здания Кремля, но потом решил перенести место действия на обобщенную московскую улицу XVII века и сосредоточиться на разнородной толпе горожан.



(9) Княгиня Евдокия Урусова.
Родная сестра Морозовой под ее влиянием тоже примкнула к раскольникам и в итоге разделила участь Феодосии в Боровском остроге.

(10) Старуха и девушки. Эти типажи Суриков нашел в старообрядческой общине на Преображенском кладбище. Там его хорошо знали, и женщины соглашались позировать. «Нравилось им, что я казак и не курю», — рассказывал художник.

(11) Завернувшийся платок. Случайная находка художника еще на стадии этюда. Задравшийся кверху край дает понять, что боярышня только что поклонилась осужденной низко, до земли, в знак глубокого почтения.

(12) Монахиня. Ее Суриков писал с приятельницы, дочери московского священника, готовившейся принять постриг.

(13) Посох. Суриков увидел такой в руке у старухи-паломницы, что шла по тракту на Троице-Сергиеву лавру. «Я схватил акварель да за ней, — вспоминал художник. — А она уже отошла. Кричу ей: «Бабушка! Бабушка! Дай посох!» А она и посох-то бросила — думала, разбойник я».

(14) Странник. Подобные типажи скитальцев-богомольцев с посохами и котомками встречались и в конце XIX века. Этот странник — идейный союзник Морозовой: он снял шапку, провожая осужденную; у него такие же, как у нее, старообрядческие четки. Среди этюдов к этому образу есть автопортреты: когда художник решил изменить поворот головы персонажа, паломника, который ему позировал изначально, было уже не найти.

(15) Юродивый в веригах. Сочувствуя Морозовой, он крестит ее таким же раскольничьим двоеперстием и не боится наказания: юродивых на Руси не трогали. Подходящего натурщика художник нашел на рынке. Мужичок, торговавший огурцами, согласился позировать на снегу в одной холщовой рубахе, и живописец растирал его озябшие ноги водкой. «Я ему три рубля дал, — рассказывал Суриков. — Это для него большие деньги были. А он первым долгом лихача за рубль семьдесят пять копеек нанял. Вот какой человек был».

(16) Икона «Богоматерь Умиление». На нее поверх толпы смотрит Феодосия Морозова. Мятежная боярыня намерена держать ответ только перед небом.

О мятежной боярыне Суриков впервые услышал в детстве от крестной матери Ольги Дурандиной. В XVII веке, когда царь Алексей Михайлович поддержал реформу русской церкви, проводимую патриархом Никоном, Феодосия Морозова, одна из самых родовитых и влиятельных женщин при дворе, воспротивилась нововведениям. Ее открытое неподчинение вызвало гнев монарха, и в конце концов боярыню заточили в подземную тюрьму в Боровске под Калугой, где она и умерла от истощения.

Противостояние угловатого черного пятна фону — для художника драма такая же захватывающая, как и конфликт сильной личности с монаршей властью. Передать игру цветовых рефлексов на одежде и лицах автору не менее важно, чем показать спектр эмоций в провожающей осужденную толпе. Для Сурикова эти творческие задачи не существовали по отдельности. «Отвлеченность и условность — это бичи искусства», — утверждал он.

ХУДОЖНИК
Василий Иванович Суриков

1848 — Родился в Красноярске в казачьей семье.
1869–1875— Учился в Санкт-Петербургской академии художеств, где за особое внимание к композиции картин получил прозвище Композитор.
1877 — Поселился в Москве.
1878 — Женился на дворянке, наполовину француженке Елизавете Шаре.
1878–1881 — Писал картину «Утро стрелецкой казни».
1881 — Присоединился к Товариществу передвижных художественных выставок.
1883 — Создал полотно «Меншиков в Березове».
1883–1884 — Путешествовал по Европе.
1884–1887 — Работал над картиной «Боярыня Морозова». После участия в XV Передвижной выставке она была куплена Павлом Третьяковым для Третьяковской галереи.
1888 — Овдовел и переживал депрессию.
1891 — Вышел из кризиса, написал «Взятие снежного городка».
1916 — Скончался, похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

С любезного разрешения портала «Вокруг света».

Елки-палки: удивительные факты о новогодних торжествах

Публичное признание

Первая публичная ель в России была поставлена в 1852 году в вокзале — павильоне, предназначенном для концертов и летних балов в петербургском Екатерингофском загородном саду. Ель была украшена лоскутами разноцветной бумаги. Вслед за этим публичные елки начали выставлять в дворянских, офицерских и купеческих собраниях, клубах, театрах и других местах.

Потерянное время

Самым коротким годом в России стал 7207-й от Сотворения мира. Через четыре месяца после его начала наступил 1700 год от Рождества Христова. По указу Петра I, Россия перешла на новое летоисчисление, а день «новолетия» был перенесен с 1 сентября на 1 января. Тем же указом предписано: «По большим и проезжим улицам знатным людям и у домов нарочитых духовного и мирского чина перед воротами учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых и можжевеловых».

Дорога в кабак

После смерти Петра многие нововведения были забыты, в том числе и украшение улиц к Новому году. Лишь владельцы питейных заведений в XVIII веке продолжали выставлять в своих «ресторациях» елки. Из-за этого алкогольная тема приобрела «елочное» звучание: «пойти под елку» (отправиться в кабак), «елку поднять» (пьянствовать), «пойдем-ка к елкину — для праздника выпьем».

На птичьих правах

Птичьи перья и щетину использовали для изготовления первых искусственных елей. В 1880-х годах немцы посчитали, что к Рождеству вырубается слишком много хвойных деревьев. Решили проблему с помощью перьев гусей, лебедей, индеек. Перья крепились к проволоке, получающиеся пушистые ветви вставляли в каркас. Расстояние между ветвями было по нашим меркам огромным, это позволяло относительно безопасно устанавливать на них свечи.

На радиоволне

Первую рождественскую речь написал автор «Книги джунглей» Редьярд Киплинг для короля Великобритании Георга V. Глава корпорации «Би-би-си» десять лет уговаривал Георга выступить по радио. Решился на это Георг лишь в 1932-м. «Я говорю сейчас из моего дома, от всего моего сердца — для всех вас!» — с такими словами он обратился к своим подданным.

Вражеский элемент

Первая мировая война, в которую Россия вступила в 1914-м, вылилась в кампанию «по борьбе с немецким засильем». Традицию наряжать елку признали «вражеской». Вернул елку в 1919-м Ленин. Но уже в 1927 году XV съезд партии постановил усилить «антирелигиозную работу». «Только тот, кто друг попов, елку праздновать готов!» — внушали газеты.

Свет позднего Средневековья

Началом XVI века датируются письменные свидетельства о деревьях с яблоками, орехами и бумажными цветами на ветвях. Немцы устанавливали их на рыночных площадях. А в 1611 году силезская герцогиня Доротея Сибилла впервые зажгла на рождественском дереве свечки.

Ершистая натура

На смену дорогим перьевым елкам в середине 1930-х годов пришли более дешевые из щетины. Их выпускала американская фирма Addis, производившая хозяйственные щетки и туалетные ершики.

Стеклянный взгляд

Фрукты и орехи из выдувного стекла начали делать в 1847 году в немецком городке Лауша, где создавали стеклянные протезы глаз. Игрушки стали популярны благодаря удачному землячеству. С легкой руки принца Альберта (уроженца этих мест), супруга королевы Виктории, обычай наряжать елку этими украшениями проник в Англию.

Свечной бунт

Ежегодно в Рождество из-за елочных свечей сгорало множество домов. Спас положение соратник Томаса Эдисона. В канун Рождества 1882 года инженер Эдвард Джонсон (вице- президент Электрической компании Эдисона) на праздничном приеме представил гостям рождественскую ель, украшенную не свечами, а лампочками. По форме и размеру они напоминали грецкие орехи и мигали синим, белым и красным светом.

Дарья Патрина
С любезного разрешения портала «Вокруг света».

Объявлены лауреаты Российской национальной музыкальной премии

В Государственном Кремлевском дворце прошёл финал Российской национальной музыкальной премии.
В праздничном концерте выступили Филипп Киркоров, Ёлка, Дима Билан, Ани Лорак, Любовь Успенская, Iowa, Денис Мацуев, Группа «Ночные снайперы», Николай Басков, Ростислав Мудрицкий, Группа «Любэ» и Соня Берия, Григорий Лепс, Therr Maitz, Кристина Орбакайте и Валерия, Полина Гагарина, Сергей Лазарев и специальный гость — Christina Aguilera.

248392

248429

248436

248441

248448

248452

248478

248503

248505

248510

248536

248539

248542

248551

Фотографии любезно предоставлены Агентством городских новостей «Москва».

Другая Германия. Паломничество по царским храмам

14-16 мая 2016 года паломнической службой Русской православной церкви за границей была организована и проведена поездка » По Царским храмам Германии». Паломники посетили православные храмы, познакомились с историей семьи Романовых.
О том, как проходило паломничество по святым местам, рассказала представитель паломнической службы при Германской епархии РПЦЗ Валерия Литвин.

Рано утром в субботу 14 мая автобус паломников развернулся на улице Линкольн у собора Новомучеников и исповедников российских и направился в сторону Штутгартского шоссе.

Все начинается с Храма… Престольный праздник, икона Царственных мучеников. Проносятся мысли, мешая молитве. Кто они: царь Николай II, царица Александра, их дети? Как долго длятся споры о подлинности мощей… Покаялась ли Россия? Покаялись ли мы? Я…? Хорошо бы в Екатеринбург, но это так далеко… Зачем мы здесь, в Германии?..

Кем были они, Романовы, откуда родом?.. Диакон о. Виктор читает утренние молитвы, еще все в полудреме. Старшая сестра, прижатая кустом розы на переднем сиденье.

Я достаю портреты русских цариц и обдумываю текст обращения.

«По Царским храмам Германии»- так называется наше паломничество. На экране монитора мелькают утонченные лики немецких принцесс, а я с волнением и трепетом перечисляю события и даты, а главное, когда и как все эти прекрасные «Софии-Доротеи» превращались в Марию Федоровну, Елизавету Алексеевну, Александру…

Хотелось представить себе этих юных, кудрявых немок, выросших в чистой, уютной Германии, в прилежности протестантского воспитания. И вдруг, Россия: холодная ибезграничная, роскошная и убогая, непонятная и необъяснимая. И все это на хрупкие плечи… Империя… Православие… Как мало мы о них знаем. Как бегло пролетали эту тему в советской школе. Не пришло ли время заговорить о » другой Германии»? Не с ненавистью и осуждением, а рассуждением о своем прошлом, без которого нельзя построить ничего нового; осмыслением духовного единства во Христе, через Христа, через помазанников Божиих.

«Любить — значит знать»,- писал Иоанн Златауст. Как мало мы о них знаем…

Автобус резко притормозил и на ступеньки влетел отец Николай ( Артемов): «Христос Воскресе!» — «Воистину Воскресе!»- отозвалось в салоне и все оживились. За окном аэропорт Штутгарта, а мы берем курс на Баден-Баден. С облегчением передаю микрофон.

«Русские храмы начали строиться в Великом герцогстве Баденском в середине — второй половине 19 столетия. Их происхождение связано с возникновением тесных династических связей между Баденом и Россией в конце 18 века. В 1793 году престолонаследник Александр женился на баденской принцессе Луизе, которая, приняв православие, стала называться Елизаветой Алексеевной. построена церковь Преображения Господня в Баден-Бадене по проекту архитектора Бельцера…»

Еще не захлопнулась книга, как перед нами побежали четким рядом великолепные особняки, обвитые виноградником, с ажурными балконами и балюстрадами, экзотическими цветами и растительностью. Во всем чувствовалось французское влияние. » Баден-Баден», — торжественно объявил Илья, наш водитель.

Мы высадились прямо у храма. Золотая «луковка» над мозаичной композицией Преображения Господня». Темные своды старого храма, колонны, одноярусный иконостас, тяжелые бронзовые люстры. В 1899 году храм посетила Царская семья. Нас ознакомили с историей постройки; профессиональный гид провел через город.

Достоевский, Гоголь, Тургенев. «Летняя столица Европы» 19-го века вместила в себя кусочек российской истории, центром которой, безусловно, была православная цековь.

Ну, а мы продолжаем наш путь в Дармштадт.

Вот она Гессенская земля! Ее Династия дала Российскому Царскому дому четырех принцесс! Наталья Алексеевна (урожденная Августа Вильгемина Луиза) первая жена Павла I; Мария Александровна (Максимилиана Вильгемина Августа София), императрица, супруга Александра II, духовная дочь митрополита Филарета Московского. В память о ней в 1888 году в Иерусалиме будет освящена церковь св. Марии Магдалины.

Родные сестры-принцессы Эллен и Аликс: внучки британской королевы Виктории, не только взойдут на Российский престол (императрица Александра Федоровна) и великая княгиня Елизавета Федоровна, но и примут мученический венец на лоне православных святых. Это ли не венец всему роду?

А вот и Дармштадт!

Подобно сказочному терему из красного кирпича и серого гранита, цветной мозаики, в золотом кружевном обрамлении предстал пред нами Храм Святой равноапостольной Марии Магдалины. Храм, построенный на личные средства Царской семьи, на русской земле, которую, по указанию Николая II эшелонами привезли из каждой губернии России. Поразило и внутреннее убранство: орнамент из лилий (любимый цветок царицы Александры) и виноградной лозы по стенам и над всем этим, над алтарем, на небесном престоле, в мерцании звезд, в изумрудном сиянии: Богородица-Владычица, Матерь Божия с Младенцем, Царица Небесная парит в безграничном пространстве и шестикрылые серафимы внимают ей.

Мозаика, выполненная по эскизам В Васнецова.

Уже позже, прослушав живой рассказ Катерины (местной прихожанки), отведав хлебосольной трапезы, после вечерней, мы вновь в автобусе, который нес нас вдаль по Гессенской земле, под звуки покаянного канона, с иконой Царственных новомучеников на лобовом стекле.

На пороге гостиницы нас встретила сама хозяйка: «Христос Воскресе!». «Воистину Воскресе!» Трудно себе представить, что в десяти минутах от аэропорта Франкфурта находится православный отель. Увидев белоснежные скатерти и стулья в белых чехлах, хрустальные люстры и безупречный фарфор, пианино, нам показалось, что мы не по адресу. Однако гостеприимная Александра сразу же провела нас в православную часовню во дворе, рассказав историю ее постройки , показала драгоценный мощевик и разместила в уютных номерах.

А поутру, в Висбадене, на смотровой площадке, мы уже слушали рассказ о трагической любви Елизаветы Михайловны и герцога Адольфа Нассауского.

Елизавета была дочерью Михаила Павловича (сына Павла I и Марии Федоровны). Великий князь Михаил приходился родным братом императору Александру I и Николаю I. Значит она была их племянница. Графиня умерла через год после бракосочетания с немецким принцем при родах. В отчаянии, любящий супруг отдает все приданое своей жены на возведения православной церкви — усыпальницы. Так, в1855 году, над городом, сквозь зеленую чащу леса, вознесся золотом к небу русско-византийского стиля Храм.

Матушка Лия в лицах, с проспектами вела экскурсию. Осмотрев пышное убранство мраморного храма, наша группа направилась к русскому кладбищу, самому старому в Европе. Этот огромный участок земли, некогда выкупленный царем Николаем II, на сегодняшний день является собственностью Русской Православной Церкви Заграницей.

Сквозь потемневшие от времени буквы, читаем плеяду известных имен: аристократы, протоиереи, художники и поэты. Здесь время остановилось и мы молитвенно ощущаем их непосредственное присутствие.

А вот и они: светлейший князь Георгий Юрьевский и его сестра графиня Ольга. Это дети императора Александра II от второй жены (морганатического брака) княгини Екатерины Долгорукой. По происхождению они не имели права наследовать престол, но по крови Александр III приходился им родным братом по отцу. Ольга Юрьевская (фамилия, полученная при рождении) выйдет замуж за сына младшей дочери А.С.Пушкина и немецкого принца Николая Нассау.

Таким образом, род Пушкиных пересечется с Романовыми. Их сын Георг, граф фон Меренберг и царь Николай II являлись двоюродными братьями.

Каково же было мое изумление, когда я узнала, что дочь графа фон Меренберг, Клотильда фон Ринтелен, жива и даже периодически посещает могилу своей бабки, графини Ольги.

Выходит, что К. ф. Р. — праправнучка А. С. Пушкина и правнучка императора Александра II, более того, двоюродная племянница царя страстотерпца.

Она любезно согласилась встретиться с нами. Подтянутая, энергичная, в тонком профиле которой угадывалось сходство с великим поэтом.К. ф. Р. рассказала историю любви своих далеких предков; призналась, что в особенностях своего характера зрит неразрывную связь с Россией, которую часто посещает и благодарит за чудесное исцеление от былого недуга.

Мы знаем, что госпожа Ринтелен является председателем Пушкинского общества в Германии и занимается благотворительной деятельностью при Александровской больнице ( Санкт-Петербург).

«Позвольте Вас поцеловать», — невольно вырвалось у одного из наших паломников. » Многая и благая лета…» пропели мы графине ко дню ее юбилея, с благодарностью за ту честь, которую она оказала нам своим присутствием. Надеемся, что роза, привезенная нами из Мюнхена найдет свое место в ее прекрасном саду.

А нас ожидала еще одна встреча и мы отправились в путь, проходящий, казалось, не только в пространстве, но и во времени…

Храм Всех Святых, послуживший прототипом дармшатдской церкви, казался игрушкой, затерянной в парке Бад Хомбург.

Его настоятель, отец Димитрий (граф Игнатьев), внук последнего киевского губернатора, правнук доблестного фельдмаршала Кутузова и сын протоиерея о.Леонида (выдающегося деятеля русского зарубежья), провел непростую, во многом противоречивую беседу под сводами храма. Здесь часто бывала Царская чета. Мы вглядывались в святые лики, слушали и молились: наша история, с ее взлетами и падениями, с верою и богоотступничеством, обидами, покаянием, всепрощением…

Отец Димитрий является инициатором создания благотворительного фонда по оказанию помощи медицинским учереждениям Петергофа. Начиная с 1993 года по сей день им собраны и перечислены огромные средства для закупки нового оборудования по обслуживанию тяжелобольных.

«Отец Димитрий, благословите, мы Вас любим…», — успела шепнуть, догоняя группу. -«Спаси Господи!» — прозвучало вдогонку.

И вот, перед нами тот чудный иконостас. Молясь пред ним, во время ектении, преподобный Серафим Саровский сподобился зрети самого Христа-Спасителя. Пред ним молилась Царская семья, пребывая «на водах» в городе Бад Наухайм в 1910 году. Это храм свт. Иннокентия, еп. Иркутского и прп. Серафима Саровского. В качестве дара, в 1908 году иконостас был передан епископом Тамбовским и Шацким Иннокентием ( Беляевым) храму.

После прослушанной лекции, помолившись, уставшие и счастливые мы возвращались в гостиницу.

Последний день. Штутгарт, гора Ротенберг. Торжественная Литургия в Храме — усыпальнице Королевы Вюртембергской Екатерины, выстроенного в стиле античной ротонды на месте родового замка.

Королева была великой княгиней Екатериной Павловной, дочерью Павла I и Марии Федоровны (урожденной принцессы Вюртембергской); сестрой императора Александра I Николая I, а также и Михаила Павловича (дочь которого, Елизавета, покоится в Висбадене). Красивая, умная, высокообразованная, рано потерявшая своего первого мужа принца Ольденбургского, она становится женой короля Вюртембергского Фридриха-Вильгельма I. В 1816 году, ровно двести лет назад, она привозит в Штутгарт первого православного священника. Будучи деловой и энергичной, создает благотворительное общество, школы, больницы, которые до сих пор носят ее имя. Через три года после приезда королева умерла от внезапной болезни.

В память о ней, ежегодно в немецкий Духов День на Ротенберг совершается праздничная Литургия.

Поднявшись по высокой лестнице, пройдя через колонны, мы очутились в большом и светлом храме. В нишах — огромные беломраморные скульптуры Евангелистов. Низкий одноярусный иконостас из домашней церкви Королевы, привезен из России.

Торжественную службу возглавил архиепископ Марк и владыка Агапит в окружении десятка священнослужителей из разных приходов Германии.

По завершении Литургии нас пригласили на праздничную трапезу в палатки, расположенные у подножия церкви. Русские песни в исполнении казачьего хора, радостно и чудно разносились над долиной земли Вюртемберга.

Наша поездка подошла к концу, мы возвращались в Баварию, в Мюнхен. Паломничество — это дорога к Богу, она лежит через молитву и покаяние. Пройдя который, в откровении, мы обрели свои, казалось, навсегда потерянные в безумстве века корни, и земля, на которой родились и выросли наши дети, стала нам ближе и роднее, перед нами открылась «другая Германия».

Валерия Литвин,
представитель паломнической службы при Германской епархии Русской Православной Церкви за границей.

С любезного разрешения портала «Русское поле».

1 2 3 6